Мотыкальская Ирина

Современное искусство

Родилась в Грозном в 1964 году. Пышные зимы и яркие знойные летние дни, буйная зелень, яркие клумбы, флоксы в бабушкином саду, наверное все повлияло на восприимчивость и желание передавать свои впечатления на бумаге. В семье рисовала мама, а папа имел тонкий вкус и умение понять и объяснить ребенку красоту. Оба были инженерами — строителями.
Любовь к Ростову–на-Дону сформировалась с детства. Мой папа, возвращаясь с партийных курсов, всегда говорил, что Ростов — очень красивый город. Я знала это с 4-х лет и когда в 93-м пришло время выбирать – где жить, решение нашлось быстро — большой красивый добрый город Ростов–на-Дону. Случилось то, что можно назвать полным контактом и любовью с первого взгляда. Только выход эта любовь искала довольно долго из-за перенесенных невзгод.
Когда жизнь наладилась, душа попросила реализации положительных эмоций, но рисовать было некогда и пришлось освоить фотоаппарат. Что было под рукой? Конечно папин Зенит — 19! Пришлось проштудировать немало старых книг и справочников, новых журналов, проанализировать рекламу, знакомиться с портфолио, фотографами и печатными мастерскими, методом проб и ошибок выяснять шаг за шагом — что-же получится если? Если поменять пленку, если поменять объектив, купив его у Толика на центральном рынке, и наконец -поменять лабораторию? Кстати не могу не упомянуть Александра Свирина, печатника с большой буквы, потомственного хозяина Фотодома на Чехова. Именно в 2003 году с его опытной старательной руки стало что-то проявляться и получаться, поняла роль человеческого фактора в процессе проявки и самой печати в тех минилабах. Светосильные штатник и телевик, взятые у Толяна тоже не подвели! Появилась вера в себя и Зенит. Меня пригласили выставиться в Эксперементе, что очень польстило, но большая стройка увлекла в поля.
Впрочем, тогда современный Старый Ростов уже овладел мною полностью. Использовала любую возможность пробежаться по нижним, потом и центральным улицам с камерой.
Живя в Аксае, гуляя с любимым далматином, не могла не увлечься макросъемкой в Мухиной балке. Фотографии разлетались на ура, и на эти деньги я покупала следующую партию пленки и печатала фото Ростова для выставки.
Прошло 11 лет и я, видя, как исчезают некоторые любимые объекты, решила пройти и установить их адреса. Для точности. Обнаружилось, что многие двери уже только в памяти горожан или на пленке! Бездушное железо замещает исчезающую красоту. Сердце до сих пор щимит от потери дверей на Пушкинской 30, и рядом с М-галереей снесен дом с чудной голубой дверью — ярким представителем ростовского модерна… Муниципальные службы, проводя ремонты домов как будто не ведают о ценности объектов, а где городской художник, архитектура? Сколько у нас прекрасного заброшенного в городе!
Вобщем, я начала все это еще и рисовать. Любовь к художественному творчеству, желание самой на бумаге или холсте воспроизвести красоту города в деталях или обобщая впечатления, привели меня сюда. Мне интересно использовать разные материалы для разных замыслов. Например, в цикле работ, посвященном старым стенам я использую масло и акрил, очень люблю графику и акварель, с детства уважаю белила на тонированной бумаге.
Пишу акварельные и акриловые пейзажи, но Ростов не отпускает меня. Вижу в любимом городе неисчерпаемый источник вдохновения и вынашиваю кучу идей и проектов. Моя тайная мечта – принести Ростову хоть какую-то пользу, показав людям как красивы его старые уголки, находящиеся на грани исчезновения, как-то популяризируя свои фото или работы.